Парторг 657 сп 125 сд капитан Иван Михайлович Сысоев, погиб 22.09.44, похоронен на площади Тынисмяги в Таллинне. Его останки утрачены эССтонскими властями в период сноса ими памятника Советским воинам-освободителям ("Бронзовый солдат") в апреле 2007 г. Рано или поздно им придется отвечать за это.
Навигация по сайту
Главная
Вооруженные Силы
Справочники
Документы
Чтобы помнили
Розыск
Исторические справки
Технология поиска
Поисковики о себе
Архивы России
Адм. деление
Форум
Файлы
Фотогалерея
Звукогалерея
Видеогалерея
Ссылки
Благодарности
Карта сайта
Узнать солдата
Поддержка проекта
Баннеры

Новости > Махонькая, из бородатого прошлого, но сенсация. Часть 2.

Махонькая, из бородатого прошлого, но сенсация. Часть 2.

14 февраля 2009 г.

Для пользы повторим окончание 1-й части статьи:

.

Что имеем в итоге? Жёстко - одно лукавство:

1. Учет прохождения солдатами этапов службы почти везде уничтожили.

2. Книги призыва по мобилизации составили куцые и неполные, в большинстве своем за период только с 23 июня 1941 года и позже.

3. Во многих РВК лица, призванные до начала войны в период 1938 - первой половине 1941 года и встретившие войну в кадровом составе РККА, отсутствуют в книгах призыва по мобилизации в связи с тем, что они попали в армию буквально не в связи с мобилизацией, а по плановому довоенному призыву или направлению. Сие было бы смешно, коль не было бы так грустно, - буквальность эта возмущает до глубины души, когда понимаешь, что чохом позабыли внести в сохраненные источники сведений сотни тысяч бойцов и командиров. В итоги подсчетов многих военкоматов по количеству направленных воевать они не входят. Поэтому установить точную цифру привлеченных в армию и принявших участие в Великой Отечественной войне воинов, а также погибших и пропавших без вести, - невозможно. Современные сведения о количестве мобилизованных в годы войны (29 миллионов человек по СССР) базируются только на подсчетах в военкоматах данных книг призыва по мобилизации, кои чрезвычайно неполны.

4. Учетные карточки военнообязанных запаса и призывные карты новобранцев также почти не сохранили.

5. Миллионы воинов в начале войны более чем полгода не имели никаких официальных документов, подтверждающих их личности.

6. Учет потерь личного состава в войсках оказался, прямо скажем, паршивым, другого слова не подобрать. Учет движения личного состава (прибытие, убытие) - не лучше, особенно в лечебных учреждениях прифронтовой полосы.

7. В результате начали появляться цифры в 20 миллионов, 27 миллионов, кое-кто договорился и про 44 миллиона погибших, уже не разделяя потери личного состава армии, флота и потери гражданских лиц, а причисляя указанные цифры к безвозвратным потерям военных. От спекуляции на цифрах сегодня до извращенной уверенности в них общества завтра - один шаг.

8. От 6 до 8 % лиц, ушедших воевать из того или иного региона, не учтены нигде и никак. Первичные источники учета в военкоматах по ним уничтожены, они не вошли в книги призыва, не попали в донесения о потерях из воинских частей, о них не заявили в военкомат родственники после войны, при них не было ни медальонов, ни официальных документов о личности. Установить их судьбы можно только случайно.

9. В 50-х гг. военное ведомство по чьей-то гадской инициативе уничтожило первичный учет рядового состава в военкоматах на местах, своими руками оборвав нити к миллионам судеб. И суди-ряди - в чьем государстве мы живем? В нашем ли? Более сильных ударов по исторической памяти нашего народа, нежели те, что нанесло по ней имевшееся и имеющееся руководство, наверное, не смог бы нанести даже самый подлый враг в открытом бою.

.

Предметно коснемся тезисов п.6. В нашем распоряжении имеются свежие цифры, публично доложенные поисковому сообществу заместителем начальника Управления МО РФ по увековечению памяти погибших при защите Отечества А.Л. Тарановым на традиционной январской конференции Фонда поисковых отрядов Ленинградской области в Санкт-Петербурге и сложившиеся в результате обработки документов для ОБД "Мемориал" к 28.01.2009.

К настоящему моменту обработано 10,4 миллиона страниц из 34100 архивных дел ЦАМО РФ, 470 архивных дел ЦВМА, 30590 паспортов воинских погребений.

Всего в ОБД "Мемориал" сейчас включено 23038600 записей. Из них:

а) из донесений о безвозвратных потерях воинских частей - 9078395 записей;

б) из приказов об исключении из списков личного состава (по офицерскому составу) - 1401605 записей;

в) из документов госпиталей и медсанбатов (по умершим в них) - 1203654 записей;

г) из документов по безвозвратным потерям ВМФ - 454107 записей;

д) из документов уточняющих потери (донесения из военкоматов о призванных ими, но не вернувшихся и разыскиваемых родственниками воинах) - 8109860 записей;

е) из поименных списков погребений (учет на местах) - 2411904 записей;

ж) из документов военнопленных - 379075 записей.

Общее количество в 23038600 записей характеризует всё наличие учтенных сведений в обработанных документах, включая повторы записей по отдельно взятым лицам. Известно, что одни и те же лица могут быть указаны в нескольких источниках сведений:

- в донесении о потерях в/ч;

- в списке погребения (паспорт);

- в документах госпиталей и медсанбатов;

- в документах, уточняющих потери;

- в прочих документах (даже в карточках умерших военнопленных).

Сколько может быть двойных повторов? Допустим, 10 % записей (весьма мягкое допущение) повторяют уже 1 раз упомянутых лиц. Вычитаем эти 10 %, имеем: 23038600 - 2303860 = 20734740 записей.

Совершенно очевиден факт того, что возможны повторы 3 и более раз. Следовательно, количество лиц, учтенных в разных документах более, чем 2 раза, также уменьшает общее количество уникальных записей и приближает нас к искомой численности учтенных поименно безвозвратных потерь личного состава. Допустим, учитывая многообразие учетных документов, что еще 10 % записей от общего количества являются третьими-четвертыми-пятыми повторами. Вычитаем и эти записи и получаем общее количество лиц, учтенных 1 раз (1 человек - один или несколько документов по нему) 20734740 - 2303860 = 18430880 записей. Понятно, что никто из нас и наших воевавших солдат не застрахован от писарских причуд и деяний творческих машинисток, которые могли Ивана Ивановича Иванова превратить в донесениях в кого угодно, но не в настоящего Иванова. От этого не подстраховаться. Будем считать, что в отсеянном количестве записей их "изыски" учтены.

Выявлением и сведением множества разнородных документов к судьбе каждого учтенного конкретного человека как раз сейчас занимаются сотрудники корпорации "ЭЛАР" по заказу МО РФ.

Количество в 18430880 сведенных без повторов записей можно с некоей долей уверенности принять в качестве опоры в расчетах. Данные лица точно учтены в документации военного ведомства - кто-то всего один раз, кто-то несколько раз, но в нашем исследовании мы теперь имеем право предполагать о том, что это количество лиц учтено ОДИН раз, и каждая запись о каждом из них уникальна. Оговорюсь, что цифра получена с указанными выше допущениями и не может рассматриваться критиками в качестве категоричных утверждений автора этих слов. Цыплят сосчитаем "по осени", т.е. после завершения работ корпорации "ЭЛАР".

А пока внимательно посмотрим на данные МО РФ и сравним их с нашей опорной цифрой уникальных записей в 18430880 чел.:

1. Воинские части при ведении боевых действий документально учли не более 49,3 % своих военнослужащих (9078395 : 18430880), в т.ч. какую-то часть повторно. Предположим, что в общей сумме документального учета 9078395 чел. не менее 5 % (если не более) составляют повторы записей по 2-3 раза по одним и тем же лицам. Соответственно, доля документального учета в войсках сократится примерно на 453920 чел. (9078395 х 0,05) и составит 9078395 - 453920 = 8624475 чел. И тогда в процентном выражении количество действительно учтенных в войсках 1 раз потерянных воинов составит не более 46,8 % (8624475 : 18430880). Если, как и выше при оценке общего количества записей ОБД "Мемориал", мы оценим количество возможных повторов в войсковом учете потерь в 10 и более %, то тогда его статистика станет еще хуже, - менее 43 %.

2. Очевидно, когда реальный объем учета потерь в войсках был предъявлен руководству НКО и страны, и ясно отрисовалась пропасть между объемом их документального учета, численностью войск по списку, учетными данными военкоматов и убылью населения после окончания войны (данные прописки), тогда и родилась Директива Главного Штаба Сухопутных Войск Советской Армии № орг/4/751524 от 24 апреля 1946 г. - так называемая Директива о "подворном опросе" по воинам, не вернувшимся с войны (она опубликована на нашем сайте). Директива предписывала военкоматам призыва в массовом порядке собрать данные о воинах, связь с которыми была утрачена в период Великой Отечественной войны, и оформить эти сведения не на индивидуальных бланках, а на "простынях" формата А-3, где построчно должны были быть сгруппированы необходимые биографические сведения о не вернувшихся и, по возможности, адреса и даты отправки воином последнего известия. Военкоматы многие десятилетия после войны продолжали исполнять положения этой и уточняющих ее более поздних Директив Генштаба и посылали в Управление (затем отдел) по учету погибшего и пропавшего без вести рядового и сержантского состава (далее Управление) свои многочисленные донесения. Вели огромную переписку и на горизонтальном уровне между собой, уточняя судьбы миллионов воинов.

Начало этому процессу было положено еще во время войны, когда родственники уже с 1942 г. сигнализировали и напрямую Верховному Главнокомандующему, и по инстанции через военкоматы призыва о том, что с их мужем, отцом, братом, сыном пропала письменная связь. Военкоматам давались полномочия оформлять такие запросы на официальных бланках и отправлять их в Управление. Управление при отсутствии сведений из войск о судьбе воина (минимум в течение 2-х лет) принимало официальное решение о пропаже без вести бойца, и с весны 1944 г. семьям этих лиц, если по иным условиям им была положена помощь, стали выплачивать пенсии по потере кормильца. Эти индивидуальные донесения из военкоматов и стали первыми документами, составившими пласт сведений, уточняющих потери. К ним же причислены поступившие в регионы из воинских частей и неврученные родственникам извещения о судьбе воинов, которые ввиду отсутствия родственников или из-за неверного оформления были отправлены региональными военкоматами в Управление по учету потерь или в Главное Управление кадров НКО для принятия воинов на учет потерь и выноса решения о судьбе самих извещений.

Как видно выше, объем записей в этом блоке данных составил огромную цифру в 8109860 чел., в т.ч. какую-то часть повторно. Предположим, что в общей сумме также не менее 5 % составляют повторы записей по 2-3 раза. Отнимем эти повторы (8109860 х 0,05 = 405493) и получим, что 7704367 чел. учтены по 1 разу. Опять же - если мы оценим количество возможных повторов в 10 и более %, тогда получим более негативный результат.

3. Суммируем численность по пп.1 и 2 и получаем 8624475 + 7704367 = 16328842 чел. учтены поименно каждый 1 раз по документам учета потерь войск и военкоматов.

4. Добавим сюда и безвозвратные учтенные потери ВМФ - 454107 записей. В связи с их относительно небольшим количеством поправку на повторы вносить не будем. Всего получаем 16328842 + 454107 = 16782949 записей.

5. Сопоставим опорное число уникальных записей 18430880 чел. и определим его невязку в % с суммой документального учета безвозвратных потерь 16782949 чел. по трем основным категориям: (18430880 - 16782949) : 18430880 = 9 %.

С учетом заведомой приблизительности вычислений наши подсчеты дали невязку всего около 9 %. Практически очевидно, что основными именными списками из в/ч, РВК и ВМФ военное ведомство недоучло 9 % (1647931 чел.) от общей возможной численности людских потерь армии и флота в 18430880 чел. Иные источники сведений по другим категориям учета дополняют эти данные. А если взять цифры только по войсковому учету и ВМФ (8624475 + 454107 = 9078582) без послевоенных уточняющих сведений РВК, то брешь в учете непосредственно при ведении боевых действий составляет: (18430880 - 9078582) : 18430880 = 50,8 %.

Это дает полные основания сказать так, как сказано в части первой настоящей статьи и повторено выше в п.6:

.

"Учет потерь личного состава в войсках оказался, прямо скажем, паршивым, другого слова не подобрать. Учет движения личного состава (прибытие, убытие) - не лучше, особенно в лечебных учреждениях прифронтовой полосы".

.

Почему не введены в расчеты цифры других категорий учета записей ОБД "Мемориал"? Причины простые: сведения из приказов об исключении из списков личного состава (по офицерскому составу), из документов госпиталей и медсанбатов (по умершим в них), из поименных списков погребений (учет на местах) и даже из документов военнопленных в подавляющем большинстве случаев учтены в трех основных проанализированных категориях:

1. Военнопленные в значительной своей массе учтены как пропавшие без вести как по документам о потерях воинских частей, так и по документам, уточняющим потери. Лица, отсутствующие в учете и там, и там, "погоды" в расчетах не делают, если иметь в виду небольшой учтенный объем именных данных о военнопленных (379075) в сравнении с 5059000 воинами, учтенными в качестве пропавших без вести, в т.ч. 4559000 воинами, оказавшимися в плену.

2. Офицеры, кто учтен в приказах Главного Управления кадров НКО об исключении из списков личного состава, в своем большинстве учтены в донесениях о потерях из воинских частей или в уточняющих донесениях из РВК. Те, кто не учтен в них, и чей факт учета через Приказ ГУК НКО уникален, также вряд ли кардинально изменят вышеприведенную статистику в силу сравнительно небольшой своей доли. А ведь есть и небольшое количество офицеров, кто до сих пор не учтен нигде, и о ком помнят (если помнят) только в семьях их потомков.

3. О дублировании информации можно сказать и в отношении сведений госпиталей и медсанбатов - таких же в/ч, как и любые другие, подававших именные и цифровые донесения о безвозвратных потерях, как и любая другая в/ч, зафиксированные в массиве войскового учета потерь.

Кстати, немалую пищу для размышлений дают и эти цифры по лечебным учреждениям. Согласно данных авторского коллектива книги "Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил" (М., Олма-пресс, 2001 г.), в категории "Умерло от ран в госпиталях" (будучи эвакуированными из фронтовой полосы) значится 1100327 человек. В ОБД "Мемориал" после окончания ввода сведений книг учета умерших и погребений по госпиталям и медсанбатам имеется 1203654 записи. И что же - кто-то захочет всерьез заявить о полноте этих записей? Тогда этот "кто-то" должен основательно доказать следующее - в медсанбатах и на путях санитарной эвакуации в прифронтовой полосе умерло от ран всего лишь 1203654 - 1100327 = 130327 человек или всего 12 % от умерших в тыловых госпиталях. Не бывает этого, никак, нигде. Эти потери всегда сопоставимы, если медсанбатовские не больше. Потому-то в войсках в цифровых донесениях об этих потерях их и не отделяют от убитых в бою, а числят всегда вместе - "Убито и умерло на путях санитарной эвакуации". Стало быть, имеющееся количество в 1203654 записи явно не соответствует реальной действительности и не облекает всех умерших в лечебных учреждениях военнослужащих. Это количество на самом деле много больше.

В довесок. Как-то один питерский функционер на ухо заинтересованного слушателя сказал следующее (источник этих сведений по понятным причинам указывать не буду, скажу только, что он издан тиражом в 1000 экз.): в архив военно-медицинских документов за период войны не поступили сведения от 1/3 всех лечебных учреждений РККА и РКВМФ. Если взять известную цифру одних только эвакуационных госпиталей (около 6300 с учетом двойных и тройных формирований под прежними номерами, крайний номер госпиталя по учету дел по потерям в ОБД - 6076), то получается, если верить функционеру, что не отчитались по умершим в них по меньшей мере около 2100. За время войны погибло 117 госпиталей, понесли большие потери и расформированы - 17, пропали без вести - 14, судьба не установлена - 79, всего 227. С ними понятно - их документы по определению имели слишком много поводов погибнуть. А остальные медики и штабисты куда смотрели? В справочнике дислокации лечебных учреждений, опубликованном на нашем сайте уже 6 лет, крайний учтенный составителями номер эвакогоспиталя - 6019. Его дислокация - Днепропетровск с 01.04.44 по 18.09.45. Нет его книг погребения на хранении, потому и нет данных из них в ОБД "Мемориал". У госпиталей в диапазоне номеров 6000-6018, сформированных в Ворошиловградской области весной 1944 г., также нет ни одной книги погребения по умершим в них воинам.

В диапазоне номеров 5900-6000 (101 эвакогоспиталь) книги учета умерших отсутствуют у 84 госпиталей. Они созданы в Тамбовской, Свердловской, Пензенской, Ворошиловградской, Молотовской, Харьковской областях и Башкирской АССР с августа-сентября 1943 г. Половина их переместилась вслед за войсками на Запад ближе к фронту в 1944 г. В них почти за 2 года войны все поступившие раненые и больные остались живы? Не верю.

Вывод тот же: имеющееся количество в 1203654 записи по учету умерших в лечебных учреждениях явно не соответствует реальной действительности и не учитывает всех умерших даже в одних только тыловых эвакуационных госпиталях. Что уж говорить про "полноту" сведений о потерях в медсанбатах!

Интересующихся направляю к ОБД "Мемориал" - проверьте сами наличие или отсутствие книг учета умерших именно по госпитальному учету в указанном диапазоне номеров. Разработчики ОБД "Мемориал", имея подробные описи дел лечебных учреждений с учетом умерших, в состоянии произвести точную оценку их наличия. Это займет максимум неделю для одного исполнителя при работе вручную. Хотелось бы увидеть эти цифры. Сколько лечебных учреждений не сохранили свои учетные документы? 1/3 или больше?

Что касается медсанбатов, то характерным для общей картины является частный пример. Забегая вперед, скажу, что ниже по тексту даны результаты анализа документов 139 стрелковых дивизий (номера 221-300 сд всех формирований). Из них 60 сд вообще не имеют документов по учету личного состава, в т.ч. его потерь. Соответственно, минимум 45 их медсанбатов, т.е. более 32 % от проанализированных сд, не сдали документы по умершим в них воинам. Сходится и тут, а ведь пример собран, что называется, "на коленке"...

Вернемся к анализу общих показателей. Разница в 9 % (1647931 чел.), которая учтена дополнительными источниками учета потерь, ничего утешительного для нашего сознания не дает. Она не улучшает картину учета потерь личного состава непосредственно в войсках при ведении боевых действий, а ухудшает ее. Ибо точный учет лиц, дат и мест погребения можно осуществить только по "горячим" следам. А если производить учет спустя несколько месяцев, кварталов или даже лет, то и получится вместо точного места гибели воина - "Мурманское направление", "Ленинградская область". И всё, больше ничего в документах не сыскать, потому как не вспомнить уже никому из штабистов спустя срок - где кого смерть настигла. Таких документов в ОБД "Мемориал" теперь пруд пруди. Чего только стоят сданные в архив аж в 1952 г. донесения о потерях 59-й и других армий, оформленные за период января-февраля 1944 г. и позже. Самой 59-й армии уже 7 лет как не стало, донесения созданы при ее расформировании летом 1945 г. по периоду учета, который отстоял от даты создания донесения на 1,5 года! Но и в 1945 г. они не попали в архив, залежались в венгерских кладовых Центральной группы войск. Поищите в ОБД, например, донесение по 80 сд (2ф) за указанный период. Попав на него и полистав на экране "увесистый" фолиант с данными нескольких дивизий, а особенно посмотрев в начале его "сопроводиловку", вы всё поймете.

Судите сами: учет потерь в войсках без повторов составил 8624475 чел., опорная цифра уникальных записей в ОБД "Мемориал" (также без всяких повторов) 18430880 чел., соотношение составляет всего 46,8 %. Из рук вон!

Другими словами: принял лейтенант роту в 100 человек при формировании, из них он спокойно 53 человека может сразу вычеркнуть из жизни и людской памяти, не опасаясь последствий, - всё равно система первичного войскового учета больше "не потянет"!

Жёстко сказано? Не жёстче сделанного!!!

Дополнительные записи в ОБД "Мемориал" из других категорий также красноречиво свидетельствуют о халатности исполнителей в воинских частях. Конечно, и фронтовая ситуация в каждом конкретном случае тут играла существенную роль, но как же много всё-таки зависело от исполнителей! Кто мешал после Победы при расформировании 152 сд, 51 ск и 30 армий в июне-октябре 1945 г. всё аккуратно оформить и сдать в архив хотя бы даже за крайние перед Победой месяцы? Тут уже тебе ни окружений, ни отступлений, ни бомбежек, одни светлые будни, пиши вволю! Не случилось этого в штабах немалого количества расформированных соединений.

Да уж: "Жесткость законов в России смягчается необязательностью их исполнения". Вот потому-то авторский коллектив вышеназванной книги смог "наскрести" по сусекам официального цифрового учета всех видов и форм всего 11444100 человек документально подтвержденных цифровыми донесениями армий, фронтов и других источников безвозвратных людских потерь. И стоит на этой цифре намертво как на истине в последней инстанции! Подчеркнем - это количество документально зафиксировано в качестве общих безвозвратных людских потерь, но настоящие демографические потери, согласно данных авторов, еще меньше за счет действительно достоверных цифр:

а) военнослужащих, ранее находившихся в окружении и учтенных в начале войны как пропавшие без вести (вторично призваны в армию на освобожденной территории) - 939700 чел.;

б) вернувшихся из плена после войны советских военнослужащих (по данным органов репатриации) - 1836000 чел.

Результат исследований авторского коллектива - лишь 8668400 человек военнослужащих действительно погибло за период Великой Отечественной войны и войны с Японией (на всякий случай ремарка: по новой исторической методологии периодом Великой Отечественной войны теперь считается срок с 22 июня 1941 года по 11 мая 1945 года; ранее включавшаяся в это определение война с Японией теперь учитывается как самостоятельная). И точка!

Но если мы имеем 23038600 записей в ОБД "Мемориал" на сегодняшний день, то неужели кто-то всерьез будет утверждать (а такие находятся!) о том, что 14370200 записей в ней (23038600 - 8668400) повторы? Более 62 %? Полноте, товарищи, - если использовать вашу логику, стало быть, и в 9078582 записей по донесениям о безвозвратных потерях воинских частей и ВМФ за период войны тоже 62 % повторов?

Авторы упомянутой книги сами же не дают простора для такого досужего заключения о повторах:

- убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации (по донесениям войск) - 5226800 чел.,

- умерло от ран в госпиталях - 1100327 чел.,

- пропало без вести, попало в плен (по донесениям войск и сведениям органов репатриации) - 3396400 чел.,

- неучтенные потери первых месяцев войны (погибло, пропало без вести в войсках, не представивших донесения) - 1162600 чел.

Итого 10886127 чел. потерь учтено документами и оценено при анализе численного и боевого состава войск на дату последнего донесения о них. Вывод однозначен: нет тут места для 62 % повторов, никак нет. И сделан этот вывод не мной, а фактически авторами указанного труда. Максимум, на сколько за счет неверно учтенных убитыми или пропавшими можно уменьшить эту цифру после уточнения потерь (как это обычно бывает по исходу месяца или квартала боев в отделах укомплектования штабов армий и фронтов), - процентов на 5-7, не более. Но не на 62!

Кого же мы в поиске тысячами поднимаем на бывших полях боев, из кого почти всегда более 70 % (тех, чьи имена устанавливаем), - пропавшие без вести, в лучшем случае учтенные лишь по послевоенным донесениям военкоматов? И если воинский учет был нормален, тогда почему же в сохраненных воинских погребениях учтено всего 2411904 человек? В них поименно учтено погребенными не более 18-20 % от реального количества погибших бойцов в КАЖДОМ регионе.

Где остальные - действительно погибшие и, быть может, частично учтенные численно, но не поименно в регионах боевых действий?:

- в рамках повсеместно проводившихся мероприятий на всей "боевой" территории СССР в специально запаханных бульдозерами в 50-80-х гг. на бывших полях боев окопах, воронках, блиндажах (как на Синявинском поле - в них оставлено около 10000 человек при общих безвозвратных потерях в боях за него в 45000 человек); на это поле по высочайшему распоряжению после войны навезли из-под Малуксы свежего песка да и засыпали всё поле боя ровным слоем примерно в один метр, организовали совхоз "Мгинский" и он все годы, несмотря на статус мемориальной зоны, вплоть до 2000 г. сеял там то картошку, то капусту; выветривание и культивация за 4 десятка лет привели сейчас к тому, что от метрового слоя песка осталось сантиметров 70; два раза уже на это место покушались новые "русские", пытаясь построить то "курятник" по нац. проекту, то "нужник" Санкт-Петербурга (свалку); одних только дивизий и бригад, оставивших своих бойцов на этом поле в разное время, насчитывается 38 (11, 13, 18, 43, 45 гв., 63 гв., 64 гв., 80, 86, 90, 120, 123, 124, 128, 142, 147, 189, 196, 224, 239, 256, 268, 364 сд, 11, 55, 56, 73, 102, 123, 137, 138, 140, 142 осбр, 16, 61, 98, 152, 220 тбр);

- на снесенных бульдозерами официальных полковых, дивизионных и гражданских кладбищах в городской или сельской черте (строители или благоустроители постарались с тихого согласия равнодушных властей);

- в ставших безвестными и утраченными без обновления памятников в городах, селах, полях, лесах, горах и болотах тысячах братских могил, которые учтены в архиве, но не зарегистрированы в 60-х - начале 90-х гг. в военкоматах (многие тысячи примеров повсюду);

- в огородах у сердобольных или ничего не знающих об этом селян (половина убитых в январе-феврале 1943 г. бойцов 224 сд (2ф) - около 2000 человек и около 1000 человек 63 гв., 11, 90, 142 сд - лежат в огородах дачного поселка "Платформа 11-й км" в Кировском районе Ленинградской области);

- безвестно даже в городской черте, например, под футбольным полем городского стадиона в центре г. Кировска той же области лежит 20000 человек, карта за июль-август 1943 г. с указанием места погребения находится в фонде документов 67-й армии);

- на территориях промзон предприятий (пример - промзона 8-й ГЭС в Кировске, карта погребения в указанном выше фонде) или территорий, отведенных для их отходов ("зольники" той же 8-й ГЭС на Невском пятачке);

- на территориях мемориальных зон, памятных мест и даже величественных мемориалов вне зон официальных погребений (Невский пятачок, Синявинские высоты);

- на личных подворьях граждан (485 бойцов 12-й олбр лежат в 4-х ямах без памятного знака на выкупленной частной территории фермерского хозяйства бывшего работника Кировского РК КПСС прямо в насыпи берега Ново-Ладожского канала у тригопункта с отметкой 8,9; хозяин знает об этом);

- под известными и ухоженными памятниками, если сведения об учете погребенных под ними воинов в военкомате "проворонили" так или эдак - примеров на эту тему несметное количество во всех регионах; весьма часто это случалось при фиктивных переносах погребений и "подхоронах" в сохраняемых местах;

- или просто на поверхности бывших полей боев не погребенными, хотя за них могли исправно отчитаться наверх о похоронах в войну.

Еще не обработаны все документы по потерям Центрального Военно-Морского архива МО РФ, архива военно-медицинских документов Военно-медицинского музея МО РФ (исключая переданные в ЦАМО РФ и введенные в ОБД "Мемориал" книги учета умерших в лечебных учреждениях - 1203654 записи). В одном из хранилищ ЦАМО РФ до сих пор лежат неразобранными в пачках около 500000 (Пятьсот тысяч!) карточек советских военнопленных, погибших в немецком плену (в МО РФ знают об этом). Можно сделать предположение о том, что добавление к ОБД "Мемориал" после обработки этих документов составит еще около 1 миллиона записей о лицах, учтенных именными списками в безвозвратных потерях. И если 64 % от новой цифры в 24 миллиона записей - повторы (как некоторые утверждают) и принять на веру эту цифру, то каким тогда назвать персональный учет войсковых потерь у нас в стране при 15,3-то миллионах повторов? Не паршивым?

Прямой смысл задуматься - с официальными цифрами безвозвратных потерь что-то не так. Имен в мартирологе ОБД "Мемориал" явно больше, чем учтено цифрами в военном ведомстве по всем источникам донесений.

Еще факт. После проведения многолетней работы сотрудников 9-го и 11-о отделов ЦАМО РФ по выявлению повторов в хранящихся картотеках безвозвратных потерь личного состава (по солдатам, офицерам и генералам) общее количество уникальных именных карточек на 1 января 2007 года составило чуть более 13,6 миллионов без потерь ВМФ и войск НКВД ("Военно-исторический архив", М., 2006, № 12, с.71). И тут перебор над официальными цифрами демографических потерь.

Вероятно, вряд ли кто из исследователей проводил полный анализ характера учета потерь личного состава (да и просто учета личного состава и его сохранности) по основным войсковым формированиям, имевшим максимальное количество непосредственно воевавшего личного состава: дивизиям, бригадам, полкам, самостоятельным отдельным батальонам, входившим в состав Действующей армии. Дарю страждущим конкретного дела тему для докторской диссертации, кандидатский уровень для этого мелковат. Пласт работы - ответственнейший, автор диссертации впервые сможет объективно назвать вещи своими именами, подкрепляя их выкладками и многими тоннами исторической руды. Несколько цифр для иллюстрации. Вашим покорным слугой проанализированы архивные фонды документов по учету личного состава 139 стрелковых дивизий в диапазоне номеров от 221 (1-го формирования) до 300 (2-го формирования) включительно за период войны. Из них в ЦАМО РФ вообще отсутствуют документы по учету как потерь личного состава, так и просто по его учету - у 60 сд (221, 223, 224, 226, 228, 229, 230, 232, 233, 235, 238, 242 - все 1-го формирования, 242 (2ф) - до гсд, 244 (1ф), 247 (1ф), 248 (1ф), 248 (2ф), 249 (1ф), 249 (2ф), 253 (1ф), 253 (2ф), 255 (1ф), 255 (2ф), 257 (1ф), 257 (2ф), 258 (1ф), 258 (2ф), 258 (3ф), 260 (1ф), 264 (1ф), 264 (3ф), 264 (4ф), 266 (1ф), 266 (2ф), 267, 270, 273, 277, 278 - все пять 1-го формирования, 278 (2ф), 278 (3ф), 279 (1ф), 280 (1ф), 280 (2ф), 282 (1ф), 284 (1ф), 284 (2ф), 284 (3ф), 289 (1ф), 292 (2ф), 293 (1ф), 293 (2ф), 295 (1ф), 296 (1ф), 298 (1ф), 298 (2ф), 298 (3ф), 299 (1ф), 300 (1ф), 300 (2ф)). Отсутствуют учетные документы обеих категорий за периоды от 5 месяцев до 3 лет войны - у 18 сд (236, 244 (2ф), 251, 252, 256, 259, 260 (2ф), 262, 265, 269, 271, 272, 276, 279 (3ф), 283, 287, 288, 295 (2ф)). Буква "ф" в скобках означает формирование, цифра при ней - номер формирования за период войны. Не надо удивляться - 264 сд имела 4 формирования за войну, не связанных друг с другом ничем, кроме общего номера.

Еще немного простых подсчетов по 60-ти сд, не оставившим документов, - даже если в них без учета пополнения выбит только один штатный состав в 10-14 тысяч человек, то по меньшей планке получаем неучтенность судеб там, где она обязана быть - в архивных фондах соединений, как минимум у 600 тысяч человек. Многовато будет!

Учтем, что всего в РККА за войну состояло более 1300 дивизий (без учета авиационных) и более 1500 бригад всех видов и форм. Сколько же соединений не имеет в архиве персонального учета личного состава и его потерь? Сколько отдельных лыжных, инженерных и дорожных всех видов, связи всех видов, танковых, автомобильных, ПВО всех видов, гужтранспортных, мотострелковых, пулеметных, артиллерийских и смешанных, разведывательных, штрафных, штурмовых и прочих батальонов также остались без него? Вот это и есть тема для докторской диссертации молодого напористого соискателя. Дерзайте, неугомонные, делайте себе имя!

В РККА были дивизии, через которые прошло и 35, и 45, и 55 тысяч и более человек за войну: в 307 сд 48221 чел. числятся в безвозвратных и санитарных потерях, а сколько их прошло через дивизию - вообще сказать трудно. 185 сд (и мд) - безвозвратные потери составили 12784 чел., санитарные 29243 чел. Для сравнения: в 13 сд (2ф) безвозвратные (без санитарных) потери за войну составили 11390 чел, а всего прошло через нее по спискам учета личного состава 58825 чел.

Следует отдавать себе отчет в том, что до самого последнего времени не существовало ни Интернета, ни ОБД "Мемориал", были только данные бумажных документов о потерях в фондах №№ 58 и 33 ЦАМО РФ. Только в них, если в фондах соединений и полков не находилось никаких именных данных, можно было надеяться установить персональный перечень погибших и пропавших без вести воинов. Тем и занимались многие тысячи исследователей, посещая ЦАМО СССР долгие годы и вручную выписывая в рабочие тетради десятки тысяч персоналий из содержимого увесистых томов 9-го отдела. Это только сейчас стало куда как "кучеряво" - нажал на компьютере пару кнопок при заходе в сеть, нашел сайт ОБД "Мемориал", загрузил начальную картинку - и вводи в строку поиска искомые выражения хоть по именным данным, хоть по номерам и статусам соединений. Система выдаст ответ, если он есть в базе данных, и покажет высококачественные сканы из тех самых увесистых томов 9-го отдела форматом от А-5 до А-3. Копируй тысячи листов донесений воинских частей, верстай собственные исследования, планируй экспедиции, пиши очерки и рассказы - вольному воля, когда есть такой мощный фундамент! Об этом в предыдущие годы можно было только мечтать.

Поэтому никто из исследователей прошлых лет не мог с полной ясностью представить себе объем учета потерь в СССР в персональном выражении. У каждого был свой шесток - свой район работ, свой памятник или мемориал, своя мемориальная зона или музей, где корпел наш исследователь в советское время и собирал сравнительно небольшой, по сравнению с общим объемом армейских и флотских потерь, мартиролог героев, погибших на его территории.

Пришли новые технологии, время и знания. Появились бьющие наотмашь общие цифры объема именных записей ОБД "Мемориал". Возникли и разительные нестыковки этих цифр с официальной численностью людских демографических потерь. Первая мысль о причине этого - хромала сама система цифрового учета потерь. Или исполнители врали напропалую. Чего тут больше? А если первое еще и усугублялось вторым?

По крайнему сохранившемуся донесению от соединения можно оценить его численность перед боями, в которых оно погибло. То же и по армии, и по фронту, просто чуть больше времени нужно потратить. Приход пополнения также фиксировался отделами укомплектования. Численность соединения по списку после окончания боев, если оно сохранилось и представило донесение о боевом и численном составе, и разница с донесением, поданным до начала боев, с учетом пополнения (если оно было) дает достоверную численность потерь личного состава. Что же тут сложного? Ее можно спустя время уточнить, если позволят обстоятельства, но при всяком раскладе - это элементарный метод для штабиста средней руки. А вот подпишет ли он такое донесение?

Понятно, что всех числившихся в войсковом формировании бойцов после поражения будет справедливо учесть потерянными, по крайней мере - пропавшими без вести в цифровом донесении о потерях. Подкрепить их именными списками при почти полном отсутствии учета личного состава или гибели учетных данных было весьма сложно. Позаботиться о них было уже некому. Но достоверные цифровые данные о потерях в войну можно же было оформить и представить.

Однако, и цифровые донесения, оказывается, подчас никуда не годились. Начальник штаба Северо-Западного фронта (СЗФ) генерал-лейтенант Н.Ватутин в сентябре 1941 г. представил донесение о количестве потерь войск фронта сразу за 3 месяца войны. Всего на 83000 человек (всех категорий - и безвозвратных, и санитарных, и прочих потерь), причем, в фонде документов СЗФ других цифровых донесений за эти три месяца (июнь, июль, август, часть сентября) попросту нет. Не сохранились, даже если были. За 3 месяца с фронтом чего только не произошло, людей было потеряно во много раз больше, чем учтено в донесении Н.Ватутина. Только в 6 почти полностью разбежавшихся кто куда прибалтийских дивизиях (179-184 сд) насчитывалось не менее 65-70 тысяч человек. Кого-то сумели учесть как сдавшегося немцам или дезертира, а большинство просто забыли, учетные документы утратили. Эти дивизии пополнили русскими, которые также понесли многочисленные потери к моменту составления донесения. Как не сказать о десятках других соединений фронта, пребывавших в отчетный период в его составе и погибших или потерявших каждое не менее 80-90 % своей первоначальной численности, а некоторые и по 1,5 полных состава к исходу сентября:

5, 10, 11, 16, 23, 33, 48, 67, 70, 90, 111, 118, 125, 126, 128, 179, 180, 181, 182, 183, 184, 235, 237, 245, 254, 256, 257, 259, 262, 305 сд, 25, 54, кд, 2, 3, 5, 23, 28, 42, 46 тд, 84, 163, 185, 202 мд, 5 вдк в составе 9, 10, 201 вдбр, 1 огсбр, 3 осбр, 25, 41, 42, 44, 45, 46, 48 УР, 9 и 10 абр ПТО, 11 отдельных артполков, 22 сд НКВД - это перечень войск уровня дивизия - бригада - отдельный полк, находившихся в разное время в составе Северо-Западного фронта в период июня - сентября 1941 г. и понесших огромные безвозвратные потери, установить которые численно можно только расчетным методом. Т.е. зная их численность на момент ввода в бой, установив количество пополнения, влитого в каждое соединение на момент расчета (это несложно сделать по документам фронта), и зная численность по списку на тот же момент. Даже если представить, что в стрелковые дивизии в боях не вливалось пополнение (а оно вливалось многими тысячами в каждую), а общие потери в каждой из них оценить всего лишь в 6000 чел. (убитые, раненые, пропавшие без вести, прочие), то даже при таком поверхностном расчете мы выходим на число в 180 тысяч чел. потерь (30 сд х 6000). Но потерь-то в стрелковых дивизиях было еще больше, по 10-12 и более тысяч человек с начала боев, а с дополнением в расчет кавалерийских, танковых, моторизованных дивизий, отдельных бригад и УРов всего насчитывалось 58 соединений. Ай, да Николай Федорович!

Нет учета - нет и донесений, ни цифровых, ни именных, вернее, очень мало именных донесений и по сравнению с заявленным, в несколько раз заниженным, количеством в 83000 человек общих потерь, и в сравнении с реальными количествами безвозвратных потерь. Зияющую брешь в именном учете потерь на СЗФ частично заполнили после войны донесения военкоматов о не вернувшихся воинах (большей частью без указания номера в/ч), частично Приказы ГУК НКО, частично госпитальные сведения. Но не первичный войсковой учет.

До 4 февраля 1944 г. действовало "Наставление по учету и отчетности в Красной Армии", введенное Приказом НКО № 450 от 9 декабря 1940 г. Оно Приказом НКО № 023 от 04.02.44 было заменено на "Наставление по учету личного состава Красной Армии (в военное время)". Персональный учет в соответствии с этими документами фактически был предназначен для так называемой обычной боевой обстановки, когда оперативно-стратегическая ситуация спокойна и когда основой отчета высшей инстанции являются последовательные доклады нижестоящих структур. В условиях стратегических поражений этот метод недостоверен. Особенно при гибели соединений и объединений, когда никто из их руководства не представлял сведений о действиях подчиненных войск и их потерях. В результате рождались документы, формально основанные на донесениях сохранившихся войск снизу вверх и соблюдавшие заведенный порядок, но катастрофически не отражавшие реальное положение дел с потерями. За не подавшие свои сообщения части и соединения в донесениях делались примечания: "Донесения не поступили" или "Потери уточняются". И всё - "проехали" в большинстве случаев и забыли. Подать официальное донесение было некому, а расчетный метод подсчета потерь не применялся, поскольку не был предусмотрен Наставлениями. Командование, стало быть, ничего не нарушало, а реальная суть событий, даже катастроф, лукаво скрывалась. Однако, шила в мешке не утаить.

Как иллюстрация еще одна нередкая подробность войны с нашей стороны. Представим себе дивизию, ведущую бои на каком-то участке. В первую декаду отчётного месяца она представляет донесение о потерях в штаб армии, в которую входит составной частью. Фронтовое руководство во второй декаде передаёт эту дивизию в другую армию, на другое направление. В течение второй декады дивизия так же, на том же участке несёт потери и лишь к концу её передислоцируется на новое место. Донесение о потерях за третью декаду представляется в штаб новой армии. Донесение же о потерях за вторую декаду не представляется никому: из первой армии дивизия уже ушла, во вторую ещё не пришла, вернее, данные о потерях за вторую декаду новую армию не интересуют. Данные повисают в воздухе и чаще всего нигде не учитываются - ежедневная смена обстановки мешает этому. В качестве примера можно привести Волховский фронт: 46 сд в феврале, а 376 сд в январе 1942 г. во время проведения Любанской операции. Общее количество неучтённых безвозвратных потерь только в этих двух дивизиях составило 3472 человека.

Так-так, вот они, дырки-то учетные!

Немцы после войны 20 лет вели обобщающую кропотливую работу по сбору учетных данных по всем своим подразделениям, составив списочные составы вплоть до каждой роты и взвода за все годы войны. Имея помимо приказов частей по личному составу на прибытие - убытие еще и массив дублированных сведений о движении опознавательных солдатских жетонов (составлялись 1 раз в 5 суток), полномочные лица объехали все города и веси Германии и не только ее и методично уточнили через уцелевших бойцов тех или иных погибших взводов, рот, батальонов, полков и дивизий - куда кто делся: "Курт Штайнер 2 - 4 марта 1943 г. был еще среди вас или пропал в этот период? Если пропал, то где?". А если никто из бывших сослуживцев точно не мог вспомнить - когда и где пропал Курт Штайнер и в какой день между 1 и 5 марта (днями учета жетонов - на 1 марта он в подразделении, а 5 марта его уже нет), то такому пропавшему немцу присваивали учет его судьбы по ее общности с судьбами других бойцов, кто обладал хоть какой-то долей ясности. Например, если пропал Иоганн Вольф из той же 4-й роты 412-го пехотного полка, что и Курт Штайнер, 2 марта 1943 года в районе между населенными пунктами Sinavino и Gontowaya Lipka, то и Курту Штайнеру, поскольку и он, и его жетон делись неизвестно куда к 5 марта, по общности судьбы записывали - пропал без вести в районе восточнее Sinavino 2 марта 1943 года. А если взять в военном архиве карту расположения подразделений 412-го полка на март 1943 г., то мы увидим точное место либо его безвестной гибели в бою с нашими войсками в болотах опорного пункта немцев в "Роще Круглой" Ленинградской области, либо пленения с последующей гибелью где-то там же. И за 20 лет этой работы от 2,4 миллиона пропавших без вести у немцев осталось всего 80 тысяч и почти все с указанием точных дат и мест пропажи, а также частей и соединений. Более того, когда у нас началась так называемая "перестройка", а потом и развал Союза, они сразу же проторили дорожку в наш Генштаб. Вероятно, им удалось кого-то наверху ублажить чем-либо, и этот "кто-то" дал указание в ЦАМО РФ провести тотальную проверку дел с донесениями разведорганов частей и соединений, а также иных документов (боевых донесений, оперативных сводок) на предмет наличия упоминаний имен захваченных в плен гитлеровцев. Уйма специалистов ЦАМО РФ (многие десятки людей) в ущерб основной работе около года вычитывали пожелтевшие страницы и аккуратно выписывали в зарегистрированные рабочие тетради имена, фамилии, прочие биографические данные, номера частей и даты пленения у тысяч попавших в плен, а для немцев - пропавших без вести, захватчиков (кстати, запрещая это делать исследователям, встречавшим в документах упоминания немецких имен, и вымарывая эти записи из их рабочих тетрадей!). Затем из своих рабочих тетрадей сотрудники каждого отдела ЦАМО все выявленные именные данные аккуратно перепечатали на своих же пишущих машинках и передали немцам. За деньги или без оплаты - это не так важно. Важен сам факт - отработали всем гамузом и передали. Это происходило в середине 90-х гг. Нам бы такую ухватистость и упорство, как у немцев. Да не сложилось, увы, даже за 64 года после Победы.

Повторим. Мы имеем:

а) общепринятые официальные цифры безвозвратных демографических потерь в 8668400 чел.;

б) объем уникальных карточек в картотеках потерь ЦАМО РФ в 13,6 миллиона;

в) много бОльшее число возможных безповторных именных записей в ОБД "Мемориал" - 18430880 чел.;

г) и громадный общий объем в ней в 23038600 записей (пока без примерно 1 миллиона еще не введенных дополнительных данных по пленным, морякам, умершим в лечебных учреждениях).

Мы видим ситуацию, при которой уже раздаются голоса о том, чтобы:

- примириться с ужасающей разницей цифр и имён в 15,3 миллиона записей;

- назвать их повторами;

- не менять официальное число потерь, подсчитанное без использования данных персонального именного учета и без изучения многочисленных учетных дыр;

- и закрыть глаза на то, что даже только в одном приведенном примере Северо-Западного фронта эта дырища имеет гигантские размеры.

А сколько таких примеров за войну? На них тоже закрыть глаза?

.

Неизбежные выводы:

1. Официальные цифры безвозвратных демографических потерь военнослужащих (8668400 чел.) не совпадут с количеством упомянутых имен в ОБД "Мемориал", если каждое из них будет учитываться в подсчетах 1 раз, и будут меньше их.

2. Превышение количества уникальных персоналий в именных списках ОБД "Мемориал" над официальным числом демографических потерь может составить не один миллион человек.

3. Лиц, учтенных в безвозвратных потерях поименно 1 раз каждый, менее 14 миллионов человек быть не должно, учитывая наличие именных картотек в ЦАМО, ЦАВМФ, архиве военно-медицинских документов, архивах войск НКВД (РГВА) и прочих войск и формирований.

4. С учетом того, что от 6 до 8 % призванных и не вернувшихся лиц не учтены нигде и никак (п.8 в начале статьи) - ни в цифрах, ни поименно из-за намеренного уничтожения в военкоматах в 50-х гг. и позже первичного учета привлеченных в армию лиц, разница между реальной численностью утраченных на полях боев воинов и официальными цифрами демографических потерь может стать еще более разительной.

.

Уверен в честности разработчиков и кураторов создания ОБД "Мемориал", но не могу не задать вопрос по теме - а не найдется ли впоследствии в верхах ухарь, который пожелает волевым способом "подогнать" количество записей в ОБД "Мемориал" под официальные сведения книги бывших генштабистов "Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил", а именно под 8668400 человек? Ведь железяка, как и бумага, всё стерпит, да и подсчитать самостоятельно истинный безповторный объем базы данных простому независимому пользователю компьютера при удаленном доступе к базе данных невозможно.

.

Работа корпорации "ЭЛАР" закрывает "вторую сторону медали" - именную составляющую персонального учета людских потерь в период 1941-45 гг. Кроме нее сделать это больше некому. Денег в будущем на некий новый подсчет потерь вряд ли кто даст, да и времени уже на то нет. Финал проекта близок. Военным нужно принимать решение и делать выбор.

.

Актуальное предложение: раз уж МО РФ сумело изыскать для корпорации "ЭЛАР" 152 миллиона рублей в ценах 2008 г. на реализацию работ по сведению записей из разных источников к конкретным персоналиям, и раз уж работы эти подходят к завершению, то и за критерий численности безвозвратных демографических потерь СССР за период Великой Отечественной войны и войны с Японией предлагается принять то выверенное число, которое получится у специалистов корпорации по окончании этой работы. Оно станет неоспоримо доказанным через поименный мартиролог миллионов бойцов, уникально учтенных в базе данных каждый по 1 разу. От всех иных выкладок, основанных на малодостоверных цифирях войск, скрепя сердце, придется отказаться. Мундир от честного подхода не пострадает. При известной оборотистости негатив увеличения числа демографических потерь личного состава войск СССР превратится в апофеоз добросовестности МО РФ.

.

Вместо заключения: хотелось бы забыть, да всё как-то не получается задвинуть подальше в недра сознания факт того, что в 50-х гг в дополнение ко всей неприглядности в деле учета людских потерь наши славные победители по чьей-то подлой указке сверху еще и послужной учет рядового и сержантского составов поимели честь уничтожить, а первичные документы учета призывных ресурсов (картотеки учета) из рук вон плохо перевели во вторичные (книги призыва) с уничтожением первичных. Вот и расхлёбываем мы по сию пору эту кашу. Все вместе, от молодых к седым.

.

И.И.Ивлев.

Снимок со 2-ой Чеченской войны.
Кто ты, солдат? Твоё имя нам не известно.
Отзовись.
Поиск по сайту

Реклама
портрет по фото на заказ
Общероссийская организация "ПОИСК"
Учредительные док-ты
Нормативные док-ты
События
Партнеры
Индивидуальная разработка сайтов от компании Garin Studio
Помощь сайту
Реквизиты
Наш сайт
Установление судьбы солдата
Погибли в финском плену
Советское поле Славы в Голландии
Постановления ГКО СССР 1941-45 гг.
Приказы ВГК 1943-45 гг.
Приказы НКО СССР 1937-45 гг.
Адм.деление СССР 1939-45 гг.
Перечни соединений и частей РККА 1939-45 гг.
Схемы автодорог СССР в 1945 г.
Схемы жел.дорог СССР в 1943 г.
Моб.планирование в СССР
ТТХ вооружений
Внутренние войска СССР и СНГ
Дислокация РККА
Фото афганской войны
Школьные Интернет-музеи
Подлинные документы
Почтовые индексы РФ
Библиотека
Карты и схемы
Песни Николая Емелина
 
© И.И.Ивлев
В случае использования информации, полученной с нашего сайта, активная ссылка на использованную страницу с сайта www.SOLDAT.ru обязательна.
Сайт открыт
9 мая 2000 г.